Блоги экономистов
Новые участники
Рейтинг

Информационная война, как метод межфирменной конкуренции

7 октября 2013 - Администратор

С переходом общества на постиндустриальную стадию, расширяется  круг критериев оценки эффективности деятельности фирмы. Если на индустриальной стадии развития основными критериями были низкие издержки, повышение качества продукции и услуг, то на современном этапе появляются новые дополнительные критерии, связанные с такими «нетрадиционными» ресурсами фирмы и общества как информационный, человеческий и социальный капиталы.

Анализируя подобного рода ресурсы, экономисты отмечают их противоречивое влияние на деятельность фирмы.[1] С одной стороны, обладание данными ресурсами может обеспечивать фирме длительные конкурентные преимущества в виду их особых качеств: ценность; редкость; невозможность точной имитации; отсутствие стратегических эквивалентов ресурса. Однако, с другой стороны, способность фирмы все больше зависит от ее возможностей поддерживать такие специфические ресурсы. В результате степень обеспеченности данными ресурсами может резко ограничивать мобильность фирмы в ее переходах из одного состояния в другое, например, в ее решении обрести новые навыки, войти в новые виды бизнеса и т.д. Особо высокая ценность отмеченных современных ресурсов приводит к тому, что их эффективное производство и перераспределение далеко не всегда может обеспечиваться с помощью рынка.

Если, например, иметь ввиду такие специфические ресурсы, как управленческий персонал высокой квалификации или работников с особыми знаниями и навыками, имеющими в своей основе элементы уникальности, то специалисты рекомендуют не приобретать подобные ресурсы на открытом рынке, а создавать их внутри фирмы, что в большей мере будет способствовать повышению эффективности ее деятельности, а значит и конкурентоспособности.

Представляется, что в современных условиях выполнение фирмами подобных рекомендаций не создает еще достаточно надежных гарантий обеспечения необходимого уровня их конкурентоспособности. На наш взгляд, даже если фирма создаст (взрастит) такие особо ценные для нее специфические ресурсы, которые способны обеспечивать более высокую прибыль, это еще не может гарантировать ей не только высокую конкурентоспособность, но и даже простую возможность выживания.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на некоторые новые понятия, которые выделяют в экономической литературе при характеристике изменений, происходящих в методах конкурентной борьбы с переходом развитых стран на различные модели информационной экономики. Например, В.В. Радаев предлагает различать понятия «экономически обусловленной» и «экономически ориентированной» конкуренции.[2] Первая из них осуществляется экономическими методами (т.е. традиционными экономическими технологиями), а вторая проводится на основе новых неэкономических технологий – психологических, социальных, кибернетических и т.п. У этих двух видов конкуренции – разные цели. Если первая стремится добиться более высокого уровня экономической эффективности, то вторая нацелена на уничтожение конкурента.

В этой связи, по нашему мнению, в круг особо ценных специфических ресурсов современных фирм целесообразно включать не только такие ресурсы, которые могут помочь в экономически обусловленной конкуренции, но и такие, которые могут эффективно защищать ее от экономически ориентированной конкуренции (или, при необходимости самой осуществлять такого рода конкуренцию). Конкуренция, проводимая с помощью технологий именно такого рода, все более активно развивается в современных условиях и, не исключено, может стать преобладающей в не очень далеком будущем весьма ощутимой для российских фирм. Одной из наиболее известных технологий экономически ориентированной конкуренции является технология, получившая в современной научной литературе название информационная война.

В отличие от теории конкуренции, теория информационных войн начала активно формироваться относительно недавно,[3] и зачастую возникают вопросы (в том числе – с позиций экономической теории) на которые, на данном этапе развития теории информационных войн, нет сформировавшихся однозначных ответов: Что такое информационная война на микроуровне? Посредством какого ресурса она ведется? Какие основные причины ее начала? Каковы ее задачи и цели? Как можно оценить эффективность подобного рода войны?

В сам термин «информационная война» различными исследователями вкладывается зачастую неодинаковый смысл. По мнению С.П. Расторуева, информационная война - это открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере. При этом информационное воздействие осуществляется с применением информационного оружия, т.е. таких средств, которые позволяют осуществлять с передаваемой, обрабатываемой, создаваемой, уничтожаемой и воспринимаемой информацией задуманные действия.[4] В.Н. Устинов определяет информационную войну как использование информации и информационных технологий для воздействия на кибернетические системы.[5] Ряд других авторов подходит к определению информационной войны как к борьбе за раздел, контроль и управление процессами, происходящими в едином информационном пространстве, в рамках которого осуществляется рождение, изменение, хранение, потребление информациии, самое главное, обмен между субъектами этого пространства — людьми, организациями, государствами. Для этого используется информационное оружие, которое представляет собой средства уничтожения, искажения или хищения информации; средства преодоления систем защиты; средства ограничения допуска законных пользователей; средства дезорганизации работы технических средств, компьютерных систем.[6]

Как мы видим, отмеченные исследователи под информационной войной фактически понимают негативное воздействия друг на друга различных информационных систем. На наш взгляд это слишком суженный подход. С экономических позиций информационную войну целесообразнее определять как негативное информационное воздействие на тот или иной субъект/объект с целью причинения ему экономического ущерба, т.е. достижение негативного экономического воздействия на противника информационными методами. Разумеется, для успешного ведения такой конкурентной борьбы, ее инициаторы должны располагать, прежде всего, значительным и качественным информационным капиталом.

Данное понятие также неоднозначно определяется в экономической литературе. Представляется, что достаточно развернутое определение этого понятия дают авторы, предлагающие под информационным капиталом понимать «совокупность накапливаемых, возобновляемых и ликвидных информационных продуктов, которые способствуют приращению доходов и других полезностей для отдельных индивидов [фирм]…; материально-вещественных элементов информационной инфраструктуры, а также лиц, которые обеспечивают создание, распространение и хранение этих информационных продуктов».[7] Из данного определения следует, что для создания эффективности информационных продуктов необходима и современная электронная база и, главное, специалисты, способные как разрабатывать, так и эксплуатировать такой продукт.

В свою очередь, если в информационный капитал фирмы входят разработчики нужных ей информационных продуктов (т.е. сотрудники фирмы, способные создавать такие продукты), то, следовательно, информационный капитал неразрывно связан с человеческим и социальным капиталом фирмы. Фактически в современных информационных войнах на межфирменном уровне все эти три новых формы капитала фирм выступают в неразрывном единстве. Информационный капитал, обеспечивает создание фирме нужного информационного продукта (например, содержание какой-либо дезориентирующей информации и технологию дезориентации сотрудников фирмы-конкурента с помощью этой информации). Человеческий капитал фирмы «поставляет» ей таких разработчиков. Социальный капитал фирмы помогает сформировать доверие к содержанию дезориентирующей информации (и к технологиям ее применения) у руководителей и персонала фирмы-конкурента.

Что касается причин, в силу которых в современной межфирменной конкуренции все чаще применяются технологии информационной войны, то главной из них, на наш взгляд, является наиболее значительное превосходство в уровне эффективности применения данной технологии (особенно в случаях, когда используются информационные технологии high-hume, т.е. направленные на обработку сознания людей) по сравнению с любыми другими. Особенно выгодным стало применение таких технологий в современных условиях еще и потому, что очень велик пока круг фирм, не владеющих и/или не способных оказывать никакого действенного сопротивления тем, кто научился их применять.

Представляется, что взаимосвязь различных элементов внутри информационного капитала можно отобразить следующим образом.

 

Рисунок 1. Взаимодействие элементов информационного капитала.

При этом показано, что знания в информационном капитале – не только «продукт использования информации»,[8] но и само может, в свою очередь, являться информацией для производства знания более высокого порядка. Как мы видим, информационный капитал может служить как предметом, так и объектом информационного противостояния. В первом случае потенциал информационного капитала в производстве инноваций используется в качестве «атакующего элемента» в сфере информационной войны. Во втором нередко происходит разрыв, удлинение, либо подмена (искажение) связей взаимодействия между различными элементами информационного капитала. При особо скрытной форме ведения информационной войны, экономической системе, осознавшей необходимость выработки некой «защитной» инновации практически не остается времени для продвижения «назад по цепочке» в целях предотвращения экономического ущерба. Само подобное осознание может прийти уже в момент поражения в информационной войне.

По нашему мнению, целесообразно выделить, по меньшей мере, две основные причины, по которым в конкурентной борьбе могут быть использованы технологии информационной войны. Во-первых, это растущая потребность фирм в жестко ограниченных ресурсах. Чем более уникальным и редким является общий потребляемый ресурс, тем более вероятно начало противостояния. Во-вторых, это потребность «выведения» из конкурентной борьбы одной из фирм. На постиндустриальной стадии развития подобные методы конкурентной борьбы все чаще можно наблюдать при противостоянии «оптимизирующих» фирм с инновационными фирмами.

Как отмечает У. Лацоник, анализируя фундаментальные противоречия в природе оптимизирующей и инновационной фирм – «оптимизирующая фирма может вычислить на базе предшествующего опыта риск ухудшения текущей рыночной конъюнктуры, но она не в состоянии «постичь» (не говоря уж о расчетах) неопределенность доходов, связанных с условиями спроса и предложения, которые еще не были созданы».[9] По мнению У. Лацоника это является одной из основных причин того, что «оптимизирующая фирма не может быть инновационной просто потому, что инновационная фирма трансформирует некоторые из тех отраслевых условий, которые оптимизирующая фирма принимает в качестве заданных».[10] Данное противоречие вполне может привести к тому, что «в будущем оптимизирующие фирмы, возможно, обнаружат, что причина «неблагоприятной рыночной конъюнктуры», с которой они столкнулись, представляет собой результат конкуренции со стороны инновационных фирм в сочетании с их собственным «оптимизирующим» поведением».[11] Представляется, что в случае применения технологий информационной войны против инновационной фирмы, пока данная фирма «устраняет ущерб» (отвлекая на это часть ресурсов), оптимизирующая фирма получает необходимое время для адаптации к изменениям внешней среды.

При использовании информационных технологий возникает вопрос определения оценок эффективности, достигаемой посредством информационной войны. Как полагают некоторые исследователи,[12] эффективность подобного рода войны целесообразнее всего оценивать через уровень поражения (ущерба), нанесенного одной из сторон. При подобной оценке эффективности выделяются две основные формы поражения:

Локальное поражение, т.е. поражение в рамках ограниченного периода времени, в течение которого победитель управляет системой побежденного.

Фатальное поражение, т.е. приведение проигравшей системы в такое состояние, когда она не способна нормально функционировать (вплоть до ликвидации системы). При этом система самостоятельно не может выйти из этого состояния.

В свою очередь, при комбинации различных форм поражения сама эффективность может оцениваться по пяти основным признакам:

1.        Включение части структуры (перемещение ресурсов) пораженной системы в структуру системы победителя;
2.        Полное разрушение той части структуры, которая отвечает за безопасность системы (в нашем случае вполне вероятен «сценарий» разрушения подсистемы интерпретации (переработки) данных на рисунке 1, что ведет к возникновению «ложного знания» и сказывается на результатах использования информационного капитала);
3.        Полное разрушение той части структуры, которая ответственна за восстановление элементов подсистемы безопасности;
4.        Разрушение и уничтожение той части структуры, которая не может быть использована победителем для своих целей;
5.        Сокращение функциональных возможностей проигравшей системы за счет сокращения ее размеров (вплоть до полной ликвидации проигравшей фирмы).

Проведя анализ предложенного материала, становится очевидным, что информационные войны несут массу негативных последствий, как для отдельной фирмы, так и для экономики в целом. Также очевидно, что нередко различные авторы путают саму информационную войну с ее отдельными элементами. Так акт незаконного «изъятия» информации посредством сети Интернет скорее подходит под определение «кража», а действия отдельного хакера, «ради удовольствия» запускающего информационный вирус, можно оценить и как высокотехнологичное хулиганство. Все это и многое другое – скорее отдельные элементы информационной войны, которая, в свою очередь, может вестись практически в рамках формального права.
 По нашему мнению, экономическая информационная война на микроуровне – это целенаправленное использование информационного капитала для установления частичного или полного контроля над функцией управления сторонней фирмой, при сохранении этой фирмой юридической (формальной) независимости.

В заключение хотелось бы отметить, что в России потребность, как в самих разработках технологий экономических информационных войн, так и в подготовке специалистов для предприятий, к сожалению, не до конца осознана, а работа в этом направлении ведется непозволительно низкими темпами. В то же время, например, в США в ряде высших учебных заведений данный предмет, как в теоретическом, так и в прикладном его аспекте преподается факультативно (без обязательного обучения и внесения в диплом), а Вашингтонский университет национальной обороны начал подготовку (и уже провел первые выпуски) специалистов в данной области.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] См. напр.: Лукша П., Белоусенко М. Экономическая организация: на пути к синтетической теории// Вопросы экономики. 2006. № 2. с. 99-115.
[2] Радаев В. В. Что такое конкуренция?// Экономическая социология. 2003. Т.4. № 2. с. 17.
[3] См. напр.: Расторгуев С.П. Информационная война как целенаправленное информационное воздействие информационных систем// Информационное общество. 1997. № 1.
[4] Расторгуев С.П. Информационная война. М: Радио и связь, 1999.
[5] Устинов В.Н.. Информационная мощь в стратегии национальной безопасности и проблемы информатизации российского общества// РИСИ. 1996г. Выпуск № 4.
[6] Черешкин Д.С., Смолян Г.Л., Цыгичко В.Н. Реалии информационной войны// Конфидент. 1996. № 4.
[7] Макарова Г.Н., Балашова М.А. Национальный информационный капитал в условиях глобализации. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006. с. 72.
[8] Ходжсон Дж. Социально-экономические последствия прогресса знаний и нарастания сложности// Вопросы экономики. 2001. № 8. с. 34.
[9] Лацоник У. Теория инновационного предприятия// Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2006 т. 4. № 3. с. 10.
[10] Лацоник У. Там же. С. 7.
[11] Лацоник У. Там же. С. 11.
[12] Расторгуев С.П. Информационная война. М: Радио и связь, 1999.

Рудяков В.А. Информационная война, как метод межфирменной конкуренции
// Проблемы экономического роста и реструктуризации российской экономики: материалы межрегион. науч.-практ. конф., г. Иркутск, 28 марта 2008 г./под общ. ред. В.П. Горева. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. – С.195-201.

Похожие статьи:

ККонкуренция

ССовершенная конкуренция

ССетевая монополия

ИИскусственная монополия

ЕЕстественная монополия

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2730 просмотров

Прямой эфир

Последние вопросы FAQ
Помогите Решить!!!! В течение первого года деятельности было продано 90 000 единиц продукции по цен...
  3 января 2015Подробнее...
Как определите альтернативную стоимость экономического блага, если известно, что на производство тре...
  21 декабря 2014Подробнее...
Добрый день! Передо мной сейчас стоит несколько задач. Не знаю с чего начать. Но есть наверно как...
  25 июля 2014Подробнее...

Яндекс.Метрика